Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

«Я живу на аккумуляторах.    

Легким движением он крепится в протез, и искусственная рука начинает работу. Сжатие-разжатие, вращение в обе стороны — этого достаточно чтобы одеваться, готовить, зарабатывать деньги и тратить их.

Одного аккумулятора хватает на сутки.

Собраться в дорогу. Успеть на кофе по дороге к телетрапу. Очароваться новым городом. Улыбнуться сотне людей. Посмотреть на звезды. Развалиться морской звездой в комнате с видом, которого в твоей памяти еще нет. 

Проснуться. 

Пока держит аккумулятор».  

Сегодня жизнь Алексея напоминает жизнь рок-звезды

(или Тони Робинса):

он колесит по всей стране от Калининграда до Дальнего Востока, выступает на больших сценах,  вдохновляет тысячи людей, возглавляет крупнейшую общественную организацию «Инклюзивный ресурсный центр», проводит тренинги для Центробанка и курирует бесчисленное количество инициатив, включая медиапроект по развитию инклюзивного блогинга «Город возможностей», выводящий тысячи людей из «тени инвалидности». 

Так было не всегда — в далеком 2008 году он был уверен, что его жизнь кончена. Трагический эпизод лишил его обеих рук — и веры в светлое будущее. 

«Откровенно говоря, я получил инвалидность по глупости.

Мне было 18, увлекся экстремальными городскими играми, и в рамках выполнения одного из заданий залез на радиовышку, будучи уверенными, что она отключена, но получил разряд в 10 тысяч вольт. Это смертельная «доза» для человека, но мироздание сделало исключение и мне «всего лишь» сожгло руки — и это не ирония. Я выжил. Статистика летальных исходов в таких случаях — 99,9%. Медики были сильно удивлены. 

Конечно, первое время, когда врачи говорили, что мне «повезло» спастись —  казалось, что надо мной издеваются. О каком везении может идти речь, если у меня теперь нет рук?

Организаторы тех игр уверяли, что во время их проверки вышка была не под напряжением. Я не стал судиться — мне было не до этого. 

Несколько лет после, в целом, стали самыми тяжелыми в моей жизни. 

Ампутации, реампутации, пластические операции — это только вершина айсберга.

Психологическая реабилитация намного сложнее физической и занимает в разы больше времени. 

Я был молодым перспективным парнем с огромным кругом общения и увлечений,  вектор моей жизни на ближайшие годы был мне, плюс-минус, понятен: университет, работа в крупной компании, потом свой бизнес. Травма перечеркнула все мои радужные планы. 

Поэтому первый год я был просто раздавлен. Я даже собирался взять академический отпуск, чтобы с чистой совестью оплакивать крушение своих надежд — благо, родители этого не допустили. Уже через 3 месяца я вернулся в ВУЗ, и, хочешь не хочешь, пришлось учиться жить с учетом новых обстоятельств.

Сейчас я понимаю, если бы этого не произошло — я бы расквасился, задепрессовал и, скорее всего, так и остался бы дома. Поэтому 

первый шаг — выйти в люди». 

Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Слово «инвалид» триггерит, когда ты еще не прожил травму.   

Сейчас мне без разницы, как меня называют — хоть инвалид, хоть человек с ограниченными возможностями (хоть с безграничными), я люблю посмеяться над собой и с удовольствием это практикую. 

Первые же несколько лет я страшно обижался на любые случайно брошенные в компании фразы о руках и об их отсутствии («у тебя что рук нет», «руки не отвалятся!») — вы удивитесь, как часто мы используем их в обычной жизни. Я был вне себя! «Они что забыли, что У КОГО действительно нет рук?!».

Но любую рану нужно прижигать — и душевную тоже. Лучшее средство — юмор. А еще — увлечения.  

Тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию я советую найти что-то, что будет вас по-настоящему захватывать. 

Для меня таким занятием стали интеллектуальные игры «Что? Где? Когда?». Оказалось, что за столом игроков неважно есть у тебя руки или нет — важен твой интеллект, эрудиция и быстрота реакции. Так ко мне начала возвращаться уверенность, и — удивительно — но еще и бытовые навыки. 

Меня совершенно не вдохновляла идея учиться надевать носки одними ногами и пользоваться общественным транспортом, но вот делать это, чтобы попасть на игру — очень даже.

Самое сложное — преодолеть психологическую инвалидность. 

Кроме протеза, который «умеет двигаться», первое время на другой руке я носил еще протез-камуфляж — он выполнял чисто декоративную функцию, был дико неудобным, но создавал при этом спасительное ощущение, что я «такой же, как все». 

Сегодня я прекрасно живу без него, а отсутствие рук стало восприниматься мной просто как особенность внешности — как для кого-то цвет глаз или волос, не более того.   

Моя работа сегодня —

придумать проект, идея которого вдохновит спонсоров и все прогрессивное человечество обратить внимание на определенную социальную проблему. И сделать всё, чтобы на этот проект нашлись деньги, люди и ресурсы.

Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

В какой-то момент я задался вопросом — а почему люди с инвалидностью сами не могут быть волонтерами? Почему они всегда в позиции «благополучателей»? 

С этого началось создание проектов, в которых могли участвовать одновременно люди и с ОВЗ и без.  

По-хорошему, людей с ОВЗ должно быть меньшинство в инклюзивных проектах. 

Да, они должны быть комфортными и полезными для колясочников, незрячих и глухих, но с другой стороны — они должны быть реально интересными для людей, не имеющих инвалидности. Чтобы они присоединялись к нашим турпоходам и балам не из высокого чувства толерантности. Потому что нельзя находиться на одной ступени с тем человеком, которого ты жалеешь внутри себя. Это неравенство, и оно никогда не станет хорошим началом для дружбы.

А значит сам формат наших событий должен нравиться. Чтобы люди, возвращаясь из адаптированной гончарной мастерской, рассказывали дома что-то вроде: «Вау, я сегодня сам сделал две настоящих керамических чашки! Будет что матери на восьмое марта подарить. А еще в мастерской за соседними кругами работали несколько колясочников. Представляете, они нормальные совершенно парни! Шутят, что всю жизнь сидят на колесах. Тоже альтернативу слушают. На выходных договорились „Лигу справедливости“ вместе посмотреть».

С этого и начинается здоровое общество. 

Мы можем смотреть на мир по-разному или не смотреть вовсе. Это не значит, что у нас нет шанса увидеть друг друга. 

Вот я и создаю этот шанс.   


Россия действительно созрела для инклюзии.

И дело не только в модной толерантности. У нас уже сейчас в каждом городе от 5 до 8% людей с инвалидностью. Более того — этот показатель постоянно растёт. 

На помощь инвалидам уходит много денег. Только моя рука стоит сейчас 1,3 миллиона рублей. 

Мы живём не во времена Спарты — меня нельзя просто так взять и сбросить со скалы 

(хотя на Кавказе как-то пытались).

Но что, если люди с ОВЗ будут не только получать свои пенсии, но и сами будут экономически и социально активными?

Через 30 лет примерно каждый десятый ребёнок будет рождаться с инвалидностью — это суровая статистика и действительно большой процент населения. 

Если не заложить фундамент изменений прямо сейчас, то через 30 лет эти 10% населения будут просто иждивенцами, сидящими в четырех стенах. 

Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Трудность в настоящий момент не столько в том, что очень небольшой процент компаний готов трудоустраивать людей с инвалидностью, а в том, что люди с инвалидностью намного менее конкурентоспособны. 

Это объективная реальность. 

Поэтому мы создаем для них тренинговые программы, обучающие курсы и инклюзивные проекты, которые позволят им реабилитироваться, набраться нужных навыков и социализироваться, захотеть жить активно.

Сегодня не проблема чему-то научиться и что-то освоить — если ты правда этого хочешь. 

Основная проблема — именно в мотивации.

Мало получить протез — после этого нужно сделать шаг в мир, навстречу людям.   

Никакая, даже самая полезная, общественная деятельность не может держаться на чистом альтруизме — я не верю в такую мотивацию. 

Важно самому получать удовольствие от происходящего. 

Сейчас я выстроил вокруг себя тот образ жизни, который мне безумно импонирует.

Буквально за последние 2 недели я выступил в Ханты-Мансийске, затем в Краснодаре и уже собираюсь лететь в Москву. Мне нравится путешествовать, общаться с новыми людьми, гулять по новым городам — теперь это часть моей работы, и я действительно наслаждаюсь этим. При этом я помогаю людям, развиваю инклюзивные практики и чувствую себя полезным. И это тоже часть моей реабилитации. 

Круто, что так получается — но это и про мой личный интерес. Если вы идете в инклюзию, как пришёл я, вы должны понять и прочувствовать, что от этого будете получать лично вы.

Любая успешная деятельность — это сочетание благой цели и эмоционального (а также денежного) профицита. 

Это моё мнение. 


На главной сцене Екатеринбурга с мотивационным стендапом «Инклюзия из первых рук». 

Фото — Георгий Сапожников, портал Культура.екатеринбург.рф  

Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

«Незнакомые люди часто и громко восхищаются мной. 

Они говорят: «Леша, ты такой молодец! Живешь и радуешься, несмотря на все эти ограничения и протезы. Респект, братан!». 

Эта похвала приятна, но не воспринимается мной, как заслуженная    

— подумаешь, рук нет. Столько людей, судя по их поступкам, вообще без мозгов живут. И ничего — справляются как-то».  

Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

О чем я мечтаю?

Я не знаю, как отвечать на этот вопрос. Для меня мечтать — это когда ты что-то хочешь, но не имеешь плана реализовывать. А я привык ставить цели и достигать их. 

На свою мечту нужно работать не покладая рук — даже когда их нет. 


Фото/интервью: Юлия Отрощенко 

ГЕРОИ

Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Никита Устьянцев

опухоль в спинном мозге
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Светлана Бусарева

сколиоз 4 степени
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Екатерина Попова

карликовость
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Павел Лесников

альбинизм
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Катерина Суворова

синдром Гольденхара
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Света «Уголек»

ожоги IV степени
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Диана Пастухова

меланома
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Анна Бортникова

алопеция
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Катя Комлева

ожоги 30% тела
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Екатерина Сажина

тапеторетинальная абиотрофия
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Анастасия Селяева

онкология
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Дмитрий Коземаслов

синдром Элерса-Данлоса
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Максим Зяблицев

травма позвоночника
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Соня Мосина

ДЦП
Алексей Транцев. ОСОБЕННАЯ КРАСОТА

Анна Санникова

гетерохромия